Антисемитизм и антипарламентаризм – часть атмосферы ненависти Франции

Аналитика

25 февраля 2019, 18:30

2018-03-28t173136z_1005614887_rc16c11a72b0_rtrmadp_3_france-crime-march_0

Атмосфера ненависти во Франции обрела свои очертания. Цели активистов разнообразны, они часто не связаны между собой и быстро меняются: евреи, журналисты, богатые, полицейские, члены парламента, президент. Иногда насилием угрожают только чернокожим… В другие моменты совершаются акты вандализма против символов гос. власти (министерство, роскошные автомобили), а также против конкретных людей. Трехмесячное движение радикализировалось, поскольку сократилось. С начала протестов были ранены около 1700 гражданских лиц и 1000 полицейских.

Когда в ноябре прошлого года движение Желтых жилетов только появилось, оно было, в целом, социальным протестом — фискальным восстанием. Но проникновение ультралевых и крайне правых агитаторов, а также решимость радикального ядра добиться свержения Макрона ожесточили движение. Еженедельные сцены свирепых столкновений с полицией, охраняющей общественный порядок, заполняют экраны французского телевидения, а потоки слезоточивого газа заполняют воздух на улицах Парижа и других городов. Этот постоянный фон, кажется, узаконил форму ненависти и насилия. То, что когда-то было ограничено бесцеремонными спорами различных групп в социальных сетях, вырвалось наружу.

В этом месяце был подожжен дом спикера Национального собрания Ричарда Феррана в Бретани. Несколько недель назад — офис избирательного округа депутата Дэмьена Пичеро в Ле-Мане, а также нескольких других. Около 100 депутатов из La République en Marche (lrem) стали жертвами предупреждений или нападений. Среди них много женщин. Аврора Берже, еще один депутат от lrem, получила особо грубые угрозы. Во время одного из протестов изображение Макрона было обезглавлено. А Кристоф Шалансон, один из организаторов ЖЖ, недавно предупредил, что «если мне в голову попадет пуля, Макрон попадет на гильотину».

Антисемитизм также оказался смешан с этим общим варевом. После падения уровня антисемитизма в течение двух лет подряд, число антисемитских акций во Франции внезапно выросло на 74% в 2018 году. 19 февраля 80 могил на еврейском кладбище в восточной Франции были изуродованы граффити-свастиками. Министр внутренних дел Кристоф Кастанер, говорит, что антисемитизм «распространяется как яд». В последние дни парижские магазины тоже обезобразили словом «Juden» — «еврей»; на улицах рисуют свастики на портретах Симоны Вейл, бывшего министра выжившего в Освенциме, а также пишут «макрон еврейская сука». Конечно, любая связь с ЖЖ (Gilets Jaunes) не доказана. Но в прошлые выходные протестующие из числа жилетов были сняты на видео. Они вопили: «грязное сионистское дерьмо» и «возвращайся в Тель-Авив» на французского философа польского происхождения Алена Финкелькраута, который шел по улице возле своего дома в Париже.

Угрозы и запугивания не являются чем-то новым для французской  политики. И антисемитизм имеет глубокие корни в стране, выходя далеко за пределы периода Виши и публикации популярного антисемитского текста Эдуарда Дрюмона «La France Juive» в 1886 году. Кроме того, Франция не чужда периодическим вспышкам насилия, таким как восстание в мае ’68 или массовые беспорядки в 2005 году. «Специфика текущего периода, — пишет Ален Дюамель в газете «Libération», — это не насилие, а ненависть».

В истории Пятой республики не существует прецедента публично выраженной ненависти такого уровня, говорит историк Орлеанского университета Жан Гарригес. Он сравнивает сегодняшнюю ядовитую смесь антипарламентаризма и антисемитизма с 1930-ми годами. Если существует связь между этими такими разными событиями, то, похоже, что оба объекта, на кого они нацелены, справедливо или ошибочно считаются частью элиты или, точнее, частью незаконной, недостойной элиты, которая обманывает [простых] людей. Кто делает больше всего, чтобы способствовать этому разрыву, в то время как идеологические привязанности и так рвутся? — Популисты страны.

С тех пор, как Макрон опередил основные политические партии на выборах в 2017 году, политическая оппозиция во Франции перешла в другую крайность. «Вас ненавидят, массово ненавидят», — заявил Франсуа Раффен, депутат от крайне левой «Непокорной Франции» президенту в открытом письме в конце прошлого года. Крайне-правая Марин Ле Пен обвиняет в насилии «агитаторов, революционеров, анархистов» — всех крайне левых. Но ее саму так же часто относят к корыстной политической элите. Ее предвыборный слоган гласит: «Власть народу».

В знак протеста против нынешних настроений, марш против антисемитизма 19 февраля собрал в Париже межпартийную коллекцию политиков и около 20 000 человек. Даже Ле Пен возложила цветы жертвам антисемитизма; она постоянно стремилась дистанцировать свою партию от антисемитского прошлого и своего отца, даже когда «торговала» политикой идентичности.

В преддверии визита на оскверненное еврейское кладбище на прошлой неделе, Макрон назвал антисемитизм «противоположностью всего, что есть во Франции». Он надеется, что его инициатива диалога с фрацузским обществом — «великие национальные дебаты» — серия консультаций и встреч с мэрами городов, уравновесят ненависть. К сожалению, поскольку страна готовится к выборам в Европейский парламент в мае, на которых партии Макрона и Ле Пена являются главными конкурентами, резкий тон вряд ли смягчится.

The Economist

Добавить комментарий

Авиабилеты